Логотип журнала "Провизор"








Алешкин В. А., Бабин В. Н., Даванков В. А., Домарадский И. В., Дубинин А. В., Кондракова О. А.

На пороге XXI века: симбиотики — новая веха в истории борьбы за выживание человека

Чем больше мы погружаемся в проблемы микроэкологии, тем яснее становится значение для сохранения здоровья человека его микрофлоры, особенно микрофлоры желудочно-кишечного тракта. Хозяин и микробиота — открытая и очень хрупкая система, испытывающая сильное давление со стороны окружающей среды, стремящейся нарушить взаимосвязи в этой системе. Достаточно упомянуть хотя бы о многочисленных стрессах, часто приводящих к развитию тяжелых дисбактериозов. Но ведь именно взаимосвязи между человеком и микробиотой и призваны обеспечивать существование системы как целого, поддерживать ее гомеостаз и равновесие на метаболическом, клеточном и молекулярно-генетическом уровнях. В частности, такое равновесие делает невозможным реализацию патогенного потенциала индигенной1 микрофлоры. Более того, оно обеспечивает состояние колонизационной резистентности, когда «незванные гости» — вирулентные микробы — не могут закрепляться и инициировать инфекционный процесс.

Метаболические и регуляторные возможности индигенной микрофлоры, как известно, чрезвычайно велики, по сути это — весьма метаболически и регуляторно активный «дополнительный орган», своего рода alter ego человеческого организма. Для понимания взаимосвязей нашего первого и второго — микробиологического «Я», требуется дальнейшее расширение наших знаний о закономерностях взаимоотношения человека и его собственной микробиоты. Исследование этих закономерностей открывает путь к разработке принципиально новых классов профилактических и лечебных препаратов, направленных не на подавление или уничтожение аутохтонной2 микрофлоры, а на использование всего того положительного, что нажито коэволюцией человека и его микрофлорой. Собственная микрофлора человека обладает огромным биологическим потенциалом, вполне достаточным для того, чтобы обеспечить и полную защиту хозяина, и его метаболическую поддержку.

В качестве иллюстрации разработок новых классов экологически адекватных препаратов можно привести наши собственные исследования по разработке препаратов-пробиотиков метаболитного типа. Соответствующие работы были начаты еще в начале 70-х годов группой клиницистов, микробиологов, химиков.

Исследуя механизм этиопатогенеза некоторых заболеваний толстой кишки, таких как хронический колит, неспецифический язвенный колит, синдром раздраженной толстой кишки и других, мы обратили внимание на то, что содержание отдельных веществ в общем пуле низкомолекулярных метаболитов микрофлоры и их «спектры» не только оказались достаточно четкой характеристикой патологии, но и обнаружили связь с клинической симптоматикой, позволяя понять происхождение клинических симптомов. Выяснилось, что эти метаболитные спектры достаточно характерны для различных биотопов организма и их изменение имеет определенную диагностическую ценность, а в ряде случаев позволяет судить и о функциональном состоянии систем (органов).

Исследования сдвигов в метаболитных спектрах, наблюдаемых при патологии, подтолкнули нас к идее использования препаратов на основе наборов микробных метаболитов, в частности летучих жирных кислот (ЛЖК), для фармакологической коррекции. Помимо сказанного выше, основанием для этого послужили данные о той роли в физиологии человека, которые играют ЛЖК.

Нами была проведена разработка двух родственных, хотя и различных препаратов. Сходство состояло в том, что оба они построены как заданные сочетания метаболитов аутохтонной сахаролитической микрофлоры, причем ряд компонентов препаратов совпадал. Отличие же было в том, что совпадающие компоненты входили в разных количествах и отношениях, а также в наличии специфичных компонентов, и было обусловлено тем, что они предназначались для различных биотопов3 организма.

Оба препарата имеют антибактериальную, противовоспалительную направленность, а также предназначаются для коррекции дисбиозов и усиления репарации эпителия. Следует подчеркнуть, что препараты влияют на обе подсистемы, т. е. эпителий и микрофлору, как непосредственно, так и опосредовано, через сопряженную подсистему.

Один из препаратов с официальным названием «Солкармон» предназначается для лечения ангин, обострений хронических тонзиллитов, а также поражений ротоглотки, обусловленных воздействием некоторых экотоксикантов.

Второй препарат под условным названием «Фродо» предназначается для лечения заболеваний кишечника.

Как и следовало ожидать, оба препарата оказались нетоксичными. Отсутствовала также специфическая токсичность, т. е. мутагенность, эмбриотоксичность, иммунотоксичность, тератогенность, канцерогенность.

Препараты обнаружили бактериостатическую активность по отношению к стрептококкам, а также стафилококкам, сальмонеллам, энтеропатогенным штаммам кишечной палочки и кандидам.

Другой эффект препаратов состоял в блокировке адгезии патогенной грамположительной микрофлоры к эпителию. Судя по экспериментальным данным, препараты не дают образовываться комплексам между основным адгезином грампозитивных бактерий — липотейхоевой кислоты и фибронектином.

Из экспериментальных данных, полученных in vivo, хотелось бы также отметить высокую эффективность «Фродо» в дозах уже до 10 мг/кг при лечении экспериментальных перитонитов и колитов у мышей, индуцированных цитостатиками. Более того, предварительное внутрибрюшинное введение препарата мышам в течение 5 дней в дозе 6 мг/кг вдвое снижало LD50 цис-платина.

Испытания «Фродо» на поросятах-отъемышах были проведены в производственном эксперименте на опытной базе ВИЖ Кленово-Чегодаево. При этом был обнаружен очень хороший эффект лечения острой диареи у поросят-отъемышей, обусловленной пищевой токсикоинфекцией и антигенным шоком. При массовой вспышке заболевания в опытной группе — 400 голов — была достигнута 90%-ная сохранность молодняка. В группе позитивного контроля, где применялся стандартный набор антибиотиков, падеж животных составлял 70%.

«Солкармон» прошел клинические испытания и рекомендован Фармкомитетом РФ к медицинскому применению. Основным способом применения препарата являются полоскания водным раствором, использовался также фонофорез, промывание лакун небных миндалин. При лечении отитов раствор препарата вводился путем закапывания в ухо, или введения в слуховой проход марлевых турунд.

Помимо лечебного эффекта препарат нормализует деятельность анаэробов-сахаролитиков, на что указывает метаболитный спектр слюны. Видно, что при лечении фурациллином продукция метаболитов нормальной микрофлоры даже ухудшается. Еще более выражен этот эффект при лечении антибиотиками.

Морфологические исследования показали, что препарат оказывает выраженный эффект на репарацию эпителия миндалин и фарингеальной стенки. Эти данные согласуются с результатами исследования факторов локального иммунитета — влияния на рост секреторного иммуноглобулина А.

В клинике МНИИЭМ были проведены также ограниченные клинические испытания «Фродо» для терапии воспалительных поражений при острых кишечных инфекциях (ОКИ — сальмонеллез и пищевая токсикоинфекция неясной этиологии — ПТИ) и в поствоспалительном периоде. Препарат вводился ректально в водном растворе объемом 100 мл. Тем не менее было установлено, что выраженный клинический эффект при использовании в схеме наступает быстрее, нежели в контроле. Это в первую очередь относится к проявлениям эндотоксемии, динамике нарушений стула и абдоминального болевого синдрома. В сравнении с контролем отмечалось выраженное положительное влияние на микрофлору кишечника — за счет увеличения доли больных с легкими формами дисбактериоза, исчезал дисбактериоз IV степени.

Морфологические исследования биоптатов слизистой оболочки толстой кишки у больных сальмонеллезом и ПТИ показывают наличие катарально-геморрагического, а иногда эрозивно-геморрагического колита. Морфометрическое изучение биоптатов показывает, что в опытной группе быстрее происходила репарация эпителиального пласта, увеличивалась выработка слизи бокаловидными клетками.

Полученная в лабораторных и клинических исследованиях совокупность данных позволяет предполагать, что терапевтический эффект «Солкармона» и «Фродо» обусловлен сочетанием бактериостатического действия с противовоспалительным эффектом, способностью стимулировать местный иммунитет и восстанавливать инфраструктуру микробного ценоза. Мы считаем, что основной причиной, стоящей за этими эффектами, является способность препаратов обеспечивать необходимые для нормального взаимодействия эпителия и микрофлоры значения параметров гомеостаза в контактной зоне — рН, редокс-потенциала, реологических характеристик гликопротеидной среды и метаболитного состава.

sr.bmp (126742 bytes)

Возникает вопрос, какое место занимают препараты данного типа по отношению к препаратам других классов, прежде всего, антибиотикам и эубиотикам.

Конечно, эти препараты менее эффективны, чем антибиотики, и не призваны заменить их, так как не обладают бактерицидными эффектами. Однако они не дают побочных эффектов, присущих антибиотикам: развития дисбактериозов, возникновения лекарственной резистентности. Практически не имеют токсичности.

Что касается пробиотиков, то они недостаточно эффективны, и неясно в принципе, как разрешить проблему их эффективности, поскольку для фиксации в макроорганизме они должны адгезироваться на эпителии с плотностью по крайней мере 2 х10^ клеток/мм2. К этому надо еще добавить, что, как правило, штаммы соответствующих видов чужеродны для данного организма. Поэтому в условиях агрессивной среды, они фактически оказываются транзитной флорой и не успевают оказывать должный эффект. Не спасают положения даже попытки готовить пробиотики из изогенных штаммов. К тому же получение таких штаммов обходится не дешево и масштабы соответствующей работы всегда ограничены.

Одним из важных преимуществ разрабатываемых нами препаратов является их технологичность. Разработанная опытная технология оказалась достаточно простой и не требовала применения дорогостоящего оборудования. Благодаря доступности и дешевизне сырья, это проводило к низкой себестоимости препаратов. Учитывая их безвредность, можно полагать, что они имеют большие перспективы для профилактического использования. Уже сейчас можно создавать следующее поколение, обладающее большей эффективностью. Ясно также, что сейчас можно двигаться увереннее и расширять, терапевтический диапазон, области показаний и наборы лекарственных форм.

Таким образом препараты данного класса могут занять самостоятельную «экологическую нишу» в фармакопее. Мы полагаем, что пробиотики-метаболитного ряда весьма перспективны.

Учитывая все это, мы полагаем, что настало время пересмотра той агрессивной фармакологической философии, которую исповедует современная фармакопея. Мы, естественно, не призываем к немедленному отказу от химиотерапии. Однако нам представляется, что настает время, когда следует вести интенсивный поиск новых подходов к созданию лекарственных средств, опирающихся на использовании механизмов, ответственных за обеспечение нормальных взаимоотношений хозяина и микобиоты. Очевидно, что таких стратегий может быть достаточно много. На схеме представлены схематически некоторые из них.

Повторяем, лишь предлагаемая концепция позволит создать экологически чистые и эффективные препараты, не рвущие животворные связи между макро- и микроорганизмами. То немногое, что нами уже сделано в направлении разработки пробиотиков-метаболитов или симбиотиков, является залогом дальнейших успехов.





© Провизор 1998–2017



Грипп у беременных и кормящих женщин
Актуально о профилактике, тактике и лечении

Грипп. Прививка от гриппа
Нужна ли вакцинация?
















Крем от морщин
Возможен ли эффект?
Лечение миомы матки
Как отличить ангину от фарингита






Журнал СТОМАТОЛОГ



џндекс.Њетрика